Четверг, 18.07.2024, 21:20
Приветствую Вас Гость

2006 г

 
В последние полгода этот симпатичный мужчина для многих телеманов стал чуть ли не членом семьи. Выдержанный, спокойный, томный и влюбленный композитор Олег Никольский из сериала "Обреченная стать звездой" в миру зовется Армандсом Нейландсом-Яунземсом. Кстати, общительный, темпераментный, смешливый актер не имеет ничего общего с героями-тормозами из анекдотов о "горячих" прибалтийских парнях. А легкий латышский акцент у Армандса прорезается, лишь когда он очень взволнован.

"У ЛЮБИМОВА НА ТАГАНКЕ Я ГОД ИЗОБРАЖАЛ ТЕМНУЮ СИЛУ"

— Извините, но, чтобы внятно и без запинки выговорить имя Армандс Нейландс-Яунземс, нам нужен год усиленных тренировок.

— А я и не в обиде. (Хохочет). Если бы вы знали, какие прозвища придумывали мне в съемочной группе — пытались сэкономить время и не сломать язык! Ни одно не приклеилось. Так я и остался Армандсом.

— Надо конкурс среди читателей объявить. А почему у вас двойная фамилия?

— Досталась в наследство от дедушки с бабушкой по отцовской линии, соединивших свои фамилии. Мой дед по происхождению датчанин. Оказалось, что "Нейландс" по-датски и "Яунземс" по-латышски обозначают одно и то же — "новоземельный".

— В сериале вам досталась роль композитора. Вы хоть нотную грамоту знаете?

— Увы, нет. Хотя родители пытались меня приобщить к этому делу. У нас в Латвии все дети обязательно поют в хоре, и я не стал исключением. Наш коллектив был точной копией "Кукушечки" Раймонда Паулса, просто менее знаменит. Но меня куда больше привлекало все, что связано с движением. Я мастер спорта по акробатике и плаванию, имею разряд по рукопашному бою, изучил всевозможные танцы — народные, бальные, спортивные, рок-н-ролл... К тому же в Московский институт культуры поступил на отделение "Режиссура пластической драмы".

— Не секрет, что прибалты не жалуют русских. Как ваши близкие отнеслись к тому, что любимый сын и внук собрался в столицу России?

— Тема любви и нелюбви к русским в Прибалтике — это, на мой взгляд, не что иное, как пропагандистская выдумка. В нашей семье никогда не было настороженности, ненависти к другим национальностям. Конечно, переезд ребенка в далекий город для родителей всегда очень болезнен, но мои отнеслись с пониманием. Они хорошо знали, как я об этом мечтал. К тому же это решение созрело ровно за 15 минут.

В то время я был весьма далек от искусства, шел по стопам родителей. Мама работала бригадиром на заводе, папа — в трамвайно-троллейбусном управлении. Я окончил Рижский индустриальный техникум, поступил в архитектурный институт. Вдруг — трах-бах! — прочитал в газете, что идет прием документов в Московский институт культуры, и рванул туда.

— Так вы выпускник института культуры?

— Нет, бросил его на третьем курсе, перевелся в Щукинское училище, которое давало настоящее, серьезное образование. Моим худруком был Юрий Вениаминович Шлыков, среди однокурсников — сегодняшние звезды телесериалов Алена Ивченко, Саша Носик, Никита Татаренков, сыгравший вместе с Олегом Меньшиковым в "Золотом теленке" Шуру Балаганова.

— После развала Союза вы поддерживаете отношения с прибалтийскими актерами?

— Мои рижские друзья давно оставили это ремесло, занялись бизнесом, а с мэтрами я не знаком. В Прибалтике актеры живут намного хуже, нежели в Москве. К примеру, прославленная Вия Артмане сейчас оказалась в крайне тяжелом положении — ни здоровья, ни работы, ни денег, ни нормального жилья. Конечно, когда я приезжаю в Ригу, обязательно хожу на спектакли, общаюсь со старыми знакомыми, но это бывает редко. Сейчас у нас появилась сильная опера, меломаны даже из-за границы заказывают билеты, специально приезжают на спектакли.

— Помните, когда сами на театральные подмостки последний раз выходили?

— У Любимова в Театре на Таганке я в течение года участвовал в спектакле "Москва — Петушки". Нас было шесть человек, изображающих Темную силу. Текст достался лишь одному, но это был не я. (Хохочет). К тому же сцена прокормить не могла, а я рано женился и должен был содержать семью. Короче, театр я сразу вычеркнул из жизни.

Помимо работы в кино, я профессионально занимаюсь фотографией. Взял в руки фотокамеру не от хорошей жизни — от безденежья. А всерьез подойти к этому ремеслу меня заставил очень неприятный случай.

Шел как-то по улице, разговаривал по мобильному. Сзади неожиданно набросились отморозки, повалили на землю, ударили трубой по голове, отобрали мобилку, а на прощание сломали челюсть. Они конкретно покушались на телефон, поскольку приличная сумма денег и фотоаппаратура стоимостью три тысячи долларов остались в сумке нетронутыми. Лежа на больничной койке, я вынужденно отдыхал и собирался с мыслями. Тогда и решил попробовать себя в качестве фотографа.

Делаю в основном портреты, а также сложные постановочные сюжеты. Жанр "ню" мне неинтересен.

— "Обреченная стать звездой" — ваша первая большая работа в кино?

— Нет, до этого я снялся у вас в Киеве, в сериале "Новый русский романс", сыграл хирурга.

— График съемок сумасшедший?

— Не то слово! На съемках других, более качественных сериалов, на одну серию отводится в два раза больше времени — четыре полноценных рабочих дня. А у нас один.

"В СВОЕ ВРЕМЯ МОЦАРТ ТОЖЕ СЧИТАЛСЯ ПОПСОЙ"

— Анатолий Котенев рассказывал, как во время съемок "Ундины" актерам порой прямо в кадр приносили полностью измененный текст. Понятно, что за 20 минут новый вариант не выучишь. Вот и приходилось прибегать к уловкам — писать слова на обоях, класть листочки на пол и подглядывать. У вас подобное практикуется?

— Постоянно: новый день — новый текст. Либо неожиданно дописана новая сцена, либо изменен сюжет. Все ломается на глазах. Но это твоя работа, которую ты обязан выполнить безукоризненно и при этом не ныть.

— Какой крымский город является прообразом сериального Черноморска?

— Вопрос в том, нужно ли об этом говорить. По контракту мы на многое не имеем права. С другой стороны, вряд ли тайной является то, что южные сцены снимались в Ильичевске. Параллельно в этом же городе проходили съемки нашумевшего украинского сериала "Исцеление любовью". Мы частенько пересекались с его группой.

— С кем из коллег по сериалу успели сблизиться?

— Со всеми и ни с кем. Понимаете, когда ежедневно работаешь с людьми с раннего утра до позднего вечера, получается не дружба, не вражда, а большая семья. Своих близких я вижу намного реже, нежели съемочную группу. У нас отличные отношения, иначе мы вряд ли сработались бы.

— Замена актеров во многих сериалах банальна, как насморк. На то есть масса причин — низкий рейтинг исполнителя, его конфликтный характер, более выгодные предложения конкурентов. А вы как-то дружненько держитесь. Разве что певицу Клеопатру стала играть другая актриса. Если не секрет, что произошло с первой исполнительницей этой роли Ларисой Борушко?

— Лариса не выдержала напряженного графика, поскольку до начала съемок была не совсем здорова. Женщинам выдержать такой ритм особенно трудно. Некоторые попадают в больницу. Например, Аня Снаткина, которая играет мою супругу Женю Азарину, в сентябре слегла с сильным переутомлением. Но если человек выпадает из графика, да хотя бы неделю не может полноценно работать, процесс автоматически стопорится. А конвейер-то запущен. Вот и приходится идти на такую крайность, как замена.

— Интересно, чем дело в вашем сериале закончится? Надеемся, что добро, как водится, победит зло?

— Все будет гораздо-гораздо хуже. Сценаристы так все закрутили, что персонажи меняются в основном в худшую сторону. Многие совершают чудовищные, непоправимые ошибки, не догадываясь, в какие дебри это их заведет. Словом, жуть!

— Запутали, заинтриговали... Сколько планируется серий?

— Изначально речь шла о 240-ка. Сейчас в процессе съемок 160-170-я серии. Что дальше будет — посмотрим.

— Если бы в реальной жизни в качестве родственницы вам досталось нечто схожее с экранной тетей Галей — злобной, истеричной, неблагодарной провинциалкой-эгоисткой, вы бы ее сразу убили или дали возможность помучиться?

— Я с такой стервозной дурой и минуты бы не общался — выкинул из дома, вычеркнул из жизни. Сам никогда не отравляю жизнь окружающим и по отношению к себе ничего подобного не позволю. А с исполнительницей этой роли актрисой Анной Исайкиной мы в прекрасных отношениях. Более того, она преподавала у меня в Щукинском училище.

— Это правда, что вы с Аней Снаткиной живете в одном доме, но в разных подъездах?

— Точнее, в домах напротив, нужно лишь через дворик перейти. А узнали о своем соседстве лишь через месяц совместной работы.

— Говорят, у вас с ней роман?

— Можно сказать и так, почему бы нет? Жизнь всегда сплошной роман. (Смеется).

— В сериале есть персонаж под кодовым названием Примадонна, "в миру" — Анна Борисовна Годунова. Не в курсе, как реальная Алла Борисовна отнеслась к тому, что у нее появился теледвойник?

— Насколько я знаю, была этому не очень рада. Хотя актриса не изображает конкретного человека — это собирательный образ. Кстати, многие думают, что у моего героя Олега Никольского тоже есть прототип — композитор Константин Никольский. Но это лишь совпадение.

— Неужели сценаристы не могли дать вашему герою другую фамилию?

— Просто они не учли, что на свете живет композитор Никольский. Вот мы и стали однофамильцами.

— А какую музыку вы сами предпочитаете?

— О, я серьезный меломан. В моей фонотеке собрано все — от Тома Вэйтса до Фрэнка Заппы, а также романсы, классика. Но главное — блюзы, блюзы и блюзы. В перечне есть все, кроме... попсы. Хотя все в этом мире относительно. Тот же Моцарт в свое время тоже считался попсой.

"ВИДЯ МЕНЯ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ, ШЕСТИЛЕТНИЙ СЫН ВОЗМУЩАЕТСЯ: "ОПЯТЬ ЭТОТ НИКОЛЬСКИЙ, А НЕ ОТЕЦ РОДНОЙ!"

— Не секрет, что сериалы все активнее вытесняют с экрана умные, серьезные передачи. Как вы думаете, почему люди подсаживаются на них, словно на иглу?

— Начну с того, что меня этот факт настораживает. Но здесь палка о двух концах. Зачастую зритель уже просто не в силах получать очередную порцию негативной информации — теракты, криминал, катастрофы, повышение цен... Поэтому вполне нормально, что людям хочется хоть на час переключиться на другую волну.

Не все смотрят сериалы с таким же восторженным вниманием, как старушки и домохозяйки. Многие не углубляются в сюжет: идет некое поверхностное восприятие, дающее вечернее успокоение. Человек возвращается с работы, включает телевизор, а там — мы, родные и близкие. Что-то выясняем, что-то делаем. Словом, звучим где-то параллельно, сродни легкой, ненавязчивой музыке, мурлыканью любимой кошки.

— Каким способом сами снимаете напряжение?

— Лучше всего — весь день ничего не делать и валяться на диване с книжкой. Я поклонник Омара Хайяма, Кортасара, Чехова... В моей библиотеке много духовной литературы, восточной философии. Еще напряжение снимает море. На днях собираюсь к родителям в Ригу. Хочу прогуляться по берегу, подышать балтийским воздухом. Не приветствую снятие стресса спиртным. Могу, конечно, как любой человек, нормально выпить, но без перебора — ненавижу, когда люди нажираются до поросячьего визга. То же касается наркотиков. Один раз я это дело попробовал и понял, какая это гадость.

— Читательницы не простят, ежели ничего не узнают о личной жизни такого интересного мужчины.

— Я уже 10 лет женат. Супругу зовут Наталья Коренная, она актриса Театра имени Маяковского. Нашему сыну Александру шесть лет. Когда он видит меня по телевизору, искренне возмущается: "Опять этот Никольский, а не отец родной!".

— С приходом популярности, а с ней женских слез и грез вы хоть в магазин спокойно зайти можете?

— Могу, потому что не одеваюсь так, как Никольский. У него экзальтированный, шоу-бизнесовый стиль, а у меня спортивный. Когда в семье появились деньги, выяснилось, что в плане гардероба я предпочитаю все самое дорогое, потому что оно — самое качественное. Но из шмоток сейчас вообще ничего не покупаю. Мой Никольский так часто переодевается, что от новых тряпок меня попросту тошнит.

— Ваши любимые парфюмы?

— В последнее время пользуюсь маркой "Жорж Санд". Жене дарю диоровскую серию. Я поклонник легких, ненавязчивых запахов. Главное — чтобы аромат не забивал собой запах женщины.

— Какую самую глобальную покупку сделали на сериальный гонорар?

— Купил жене машину.

— А себе?

— Она мне ни к чему. У меня ровно две точки передвижения — работа, дом. Транспорт присылают со студии.

— Вам кто-нибудь по хозяйству помогает?

— Какое там хозяйство, нас и дома-то не бывает. Я с утра до ночи на съемках, жена плотно занята в театре. Обычно встречаемся с ней поздним вечером, перекусываем в ресторане. Ей-богу, готовить что-то дома сил нет. Их хватает на то, чтобы как-то добрести до постели, рухнуть, забыться кратким сном. А рано-рано утром подъем — и все сначала...

Ольга КУНГУРЦЕВА, Всеволод Цимбал *БульварГордон*
 ( ИСТОЧНИК  http://www.bulvar.com.ua/arch/2006/25/44980f661f249/)